nosh2 (nosh2) wrote,
nosh2
nosh2

Мастер спорта.

Прошли, неслышно пробежали дни, "выталкивая" месяцы, годы моего времени, когда по Невскому проспекту с грохотом и перезвонами ползли трамваи. Жил я тогда с родителями в гостинице "Европейская" в номере за 50 рублей в сутки, видя, как рядом с нами "боксировал" известный в стране легендарный тяжеловес - Николай Королев, разместившийся в соседнем номере за 110 рублей. Помню огромные, стоящие в углах коридора амфоры, зеркала, люстры.





(современная фотография)




В школу я ездил трамваем. Садился на Садовой и через Сенной рынок катил на Измайловский. Школа была рядом со строящимся домом, где в коммунальной квартире нам выделили комнату. Шпиль, непонятное по тем временам "архитектурное излишество", до сих пор украшает этот дом на углу 5-ой Красноармейской и Московского (бывшего Забалканского, Международного, затем Сталинского) проспекта.

Возвращаясь из школы, я шел перекусывать в молочное кафе "Аврора", что притулилось в полуподвальчике на Невском проспекте между кинотеатром "Колизей" и небольшим магазином "Охота и рыболовство", куда я частенько заглядывал.
И сейчас эти полуподвальные кафешки, магазинчики, ремеслянки - неприменный атрибут небольших участков Невского.
Кафе "Аврора" - типичное название той поры. Сорок - пятьдесят посадочных мест с простым интерьером, белые стены с картинами, скатерти с небольшими вазочками астр, легкая мягко-зеленая драпировка окон.

Однажды к столу подсел мужчина лет шестидесяти, в темном ладно скроенном костюме. Лацкан его пиджака был украшен прямоугольным значком "Мастер спорта СССР". Это я заметил сразу и уставился на него, внимательно оглядывая владельца, столь важного для мальчишки звания.
Мужчине принесли сосиски, мне - рисовую кашу. Я взял ложку в предвкушении знакомой по многочисленным завтракам в пионерском лагере вкуснятины и вдруг услышал :
- Интересуетесь, молодой человек? - мужчина тихо и доверительно обратился ко мне, почуствовав мой взгляд.
- Да, очень, - меня совсем нетрудно было втянуть в беседу, тем более, что он попал "в десятку".
- Думаю, что еще больше озадачу тебя, - мужчине передалось мое нетерпеливое внимание и он продолжил чуть тише, - Я - действующий мастер. Понимаешь?
Я проглотил кусок свежей городской булки и ввернул, практически не раздумывая:
- Вы, наверное, - шахматист?
В ответ он широко улыбнулся, глаза его, еще минуту назад спокойные, заискрились, собрав целый костер морщинок в уголках.

- Предлагаю пари, - лицо его уже сияло лукавством, а руки "фехтовали" приборами, ему явно понравилась собственная идея: - Так вот, - продолжил он загадочно. - Назови вид спорта, в котором я и сейчас далеко не последний среди лучших. Даю тебе десять попыток. Ответишь правильно - десять пирожных из магазина "Норд" - твои! Не ответишь. Что делать? Ничего и не получишь! Но, тебе будет очень не просто!
Пока он говорил, я успел "закинуть" несколько ложек каши и, с почти полным ртом, выговорил:
- Постараюсь.
- Хочу тебе подсказать, - Мастер решил дать мне время прожевать, добавил голосу металлические, жестковатые нотки, видимо подчеркивая важность этой подсказки и для него самого. - Играл я с самим Владимиром Маяковским и скажу тебе, что он очень переживал, когда проигрывал, даже...
Мастер замолчал, будто осекся на подъеме. А я напрягся, пытаясь сообразить: "Пожилой спортсмен... понятно. Во что он мог играть с Маяковским? В карты ? Шахматы уже были..
- Может в шашки? - выдавил я.
Мастер тихо рассмеялся , широко расставив руки, будто отталкиваясь от края стола.

На полном серьезе я пошел в атаку:
- Стрельба? Яхты? - сознавая, что иду вразрез с подсказкой...
- Нет и нет! - спокойно ответил он и обратился к своей трапезе.
Пришлось и мне сделать паузу - и я зачастил ложкой, говоря самому себе: "Вспоминай, вспоминай! Спорт- не требующий больших физических усилий ..."
Я бессознательно потирал указательным пальцем щеку, прижав большой палец, как это делал папа, когда задумывался .
А Мастер, видя мою легкую растерянность, демонстративно откинулся назад и завел обе руки за голову. Вся его поза говорила : "Мне жаль, но ничего у тебя не получится!"

Я перестал есть, отложил ложку и посмотрел на него внимательно, пытаясь найти хотя бы еще одну маленькую подсказку в его фигуре, движениях плеч, глаз. Обратил внимание на кисти рук. Длинные пальцы показались мне не мужскими, а женскими, - мягкими с прозрачной, почти белой кожей.
- Ну, что ж, - я попытался придать своему голосу уверенность... - Конный спорт? Большой теннис? Городки?
- Нет! - сказал Мастер, отодвигая тарелку - Пока пью молоко - жду!
Не люблю сдаваться, когда есть хоть малая надежда, но здесь я ее уже не видел....
- Сдаюсь! Не знаю, - я улыбнусь. Проигрывать надо весело, - учил меня Папа.
- Не переживай, - Мастер вытер губы салфеткой. - Очень немногие смогли бы ответить правильно. Я - мастер спорта по.... бильярду. Видишь, ты и не слышал о таком спорте.
Он прочел мое удивление в движении взметнувшихся плеч, расширившихся глаз и рук, которые резко оторвались от стола и плюхнулись на него всей пятерней. Мастер опустил глаза, усмехнулся и, показалось мне, вспомнил что-то очень приятное.

- Понимаешь, - голос его чуть дрогнул, - В 1940 году единственный раз в Советском Союзе разыгрывалось первенство страны по бильярду. Мне удалось победить. Николай Березин, - он протянул руку, - будем знакомы! А с Маяковским я играл частенько. Сейчас расскажу, что помню, думаю, тебе будет интересно. Ведь спорт Владимир не любил, больше ему нравилось смотреть, болеть. Нехватало терпения, может и тщеславия. Говорил, что играл в городки, кегли. А бильярд... Однажды я был свидетелем, как сошлись у стола два титана русской литературы М.А. Булгаков и В. В. Маяковский. Представляешь, - он обвел взглядом наше светлое просторное кафе, - вот такой, если не больше, зал, высокие, очень высокие потолки, овальные окна, лепные украшения на стенах, колонны, ажурные хрустальные люстры, мраморные скульптуры. Это была битва! Мужчины, мой юный друг, до старости остаются азартными мальчишками. Выиграть партию для них значит ничуть не меньше, чем добиться признания в среде читателей - знатоков, - он помолчал, задумался, поглядел на меня внимательно, оценивая, воспринимаю ли, что он говорит, потом улыбнулся и продолжал веселее:
- Там было все: смех и ругань, угрозы и радость общения, колющие взгляды и доброжелательные восклицания. Маяковский проиграл. Обнявшись, они покидали зал. Я остался и отвратительно играл в тот вечер, а вообще, - и он заговорил скороговоркой, как о чем-то второстепенном, неглавном :
- Я увлекался бильярдом серьезно и, главное, тонко чувствовал игру. У меня получалось. Умел, понимаешь, уводить, ставить "свой" шар туда, куда пожелаю, где мне лучше для удара и безопаснее. Так и звали меня - "Свой". Помнишь, как у Гоголя с прозвищами: не отлепишь, коль прилепили..., - и он впервые шумно рассмеялся.
- А Маяковский.... Владимир Владимирович отчаянно переживал, проигрывая, бывало, и кий о стол ломал...- он закашлялся, не мог быстро отойти от темы, которая была ему несказанно тепла.

Подошла официантка. Мы расчитались.
- Ну, что ж, пошли, - он встал и двинулся к выходу. Когда мы вышли, он чуть задержался, оглядел вечно живой, веселый, двигающийся, как муравьиная тропинка, Невский. Протянул руку, которую я благодарно пожал.
- Всего Вам хорошего!
- Прощай! Смотри и запомни Невский проспект таким. Не правда ли - бильярдный стол с мечущимися после удара шарами - людишками?
Он повернулся и зашагал легко, пружинисто, по-молодому. И я долго следил за его ладной фигурой, пока она не затерялась в толпе где-то около Елисеевского...

Много лет спустя, читая Маяковского, я нашел подтверждение той давней встречи.

Скажем,
Мне бильярд -
Отращиваю глаз.
Шахматы ему -
Они вождям полезней.

Хотя в поэме говорилось совсем о другом....


>
Tags: Архив
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments