nosh2 (nosh2) wrote,
nosh2
nosh2

Межциемский лес.

Сегодня, 27 нисана,   в Израиле отмечают День Катастрофы (ивр. ‏יום השואה‏‎‎‎, Йом ха-Шоа). День траура  по погибшим  во время Второй мировой войны  евреям. Расстрелянным, повешенным,  замученным, сгоревшим в печах ...
 Я не знаю ни одной еврейской семьи, где бы не было таких родственников.  Среди них и
бабушка Феликса, оставшаяся в Донецке, мои  бабушка и дедушка и их старшие внуки,  жившие в Одессе, все мои родственники из  Германии и Польши...
 Мы помним о вас....


Рассказ Феликса.
Июль 1958. Я только что закончил первый курс ленинградского мединститута и поехал отдыхать в Межциемс ( пригород Даугавпилса). В один из дней в наш санаторий приехал лектор из общества "Знание" и я пошел в клуб на его лекцию. В ту неделю Латвия отмечала 14-летнюю годовщину освобождения от фашистских захватчиков и лектор долго рассказывал собравшимся о боях вокруг Даугавпилса, о жертвах лагеря Саласпилс и между прочим упоминул, что недалеко от нашего санатория были расстреляны тысячи советских граждан . В такой стыдливой формулировке тогда упоминали о расстрелянных евреях.
Когда лекция закончилась, я подошел к выступающему и спросил : где именно проходили расстрелы. Лектор взял лист бумаги и нарисовал схему места и дорогу, ведущую к нему от санатория.
На следующий день, ранним утром, с приятелями, жившими со мной в одной комнате , Мишкой Фейгином, студентом юридического факультета ЛГУ и Андрисом, учившимся в рижском университете , мы пошли искать это место.
Идем неширокой лесной дорогой. Перешли шуршащее машинами рижское шоссе у маленькой, но ухоженной деревни Визбули. Углубились в Межциемский лес. Сосны окружают нас смолистыми запахами и сопровождают величавыми колоннами, которые, как говорят одни, продлевают жизнь, а другие , считают сосну деревом смерти, потому что, срубленная, она не пускает ростков и не позволяет другим растениям соседствовать с ней.





Идем около часа. Внезапно лес закончился и перед нами открылась большая пустая поляна с островками мха и скудной травы. Что-то черное перекатывается и мечется по песку, гонимое ветром...
- Это же пепел,- тихо опередил нас Мишка. Жуткие мысли полезли в голову... Неужели? Прошло около 15 лет как кончилась война , и ни снег , ни дождь не смогли развеять следы костров?.Взял в руки черные, сухие метки... Пепел! Точно, пепел! Поразило еще то, что поляна, если присмотреться, будто размечена ровными рядами маленьких кустиков с сухими, узкими листьями... Около одного из них я и падаю на колени. И тут мне пришла в голову мысль: копать... Сухой песок поддается легко, тихо шуршит между пальцев...
Ребята молча стоят за моей спиной, наблюдают... Внезапно чувствую - наткнулся на что-то твердое... Вытаскиваю, отряхиваю... детский ботинок! Даже шнурок... Сомнений нет: я в не захороненных могилах... Вспомнились слова лектора: детей и женщин расстреливали последними, сбросив в ров сначала мужчин.
Чем был заполнен мир обреченных в их последние минуты? Как принимали смерть души, безвинно убиенных? Наверное, женщины рыдали, теряли сознание, мужчины... может быть, были и такие, кто пытался бороться, заслонив собой жену, детей, бросался на убийц с голыми руками; многие кричали, молились... на краю жизни.
Я продолжаю пересыпать песок. Кости, много костей, разных, маленьких и больших, позвонков, ребер... И все это на глубине ладони, ну может чуть глубже.
Простреленная коленная чашечка, череп, внутри которого перекатывается ссохнувший до яйца мозг... спутанные волосы... пряжка ремня, очки, чаша курительной трубки с куском чубука, часы с остановившимися стрелками на 3 и 40... Последний рассвет?
Я сел. Надо вздохнуть... Сложил все останки в яму, прикрыл валежником. Ребята давно отошли к деревьям.
Кровь,- подумал я,- Не имеет ни границ, ни времени, ни лица...
Мы возвращались подавленными и усталыми от тяжких мыслей. Решили перекурить, присели на поваленную сосну. Долгую жизнь прожила она, встречала непогоды, и наверняка, слышала выстрелы, стоны, рыдания, видела огненные факелы, брошенные рукой дьявола, которые вспыхивают злым прошлым и еще долго будут сеять беду вокруг себя...
Я помню, что когда мы вернулись, я сразу пошел к главврачу санатория и настойчиво и очень эмоционально призывал его связаться с горсоветом и расследовать место захоронения жертв войны , а тот утвердительно кивал мне в ответ...

Несколько лет тому назад, роясь в интернете я наткнулся на информацию о том, что только в середине 80-х годов в этих местах "случайно" были обнаружены останки расстрелянных. Кости были перезахоронены и в 1989 в Межциемском лесу была установлена стелла и создан мемориал памяти погибших евреев Даугавпилса.
Tags: Юность. Ленинградский мед.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments